globe.png
Kiitos ajanvarauksestasi!
Voit tarkastella varauksiasi Ajanvaraus-sivulla.
Kiitos ajanvarauksestasi!
Muutokset päivitetty!
Varaus poistettu!
HIRES_Orton_IMG_0085_WEB.jpg

Операция по коррекции сколиоза

Анна Огородникова, 25 лет. Хирург-ортопед Дитрих Шленцка

Хочу поделиться с Вами своей историей…

Меня зовут Анна Огородникова, я родом из маленького городка Нолинск Кировской области. В 1989 году в возрасте 1,5 года врачи поставили мне страшный диагноз – спинальная амиотрофия Верднига Гоффмана. Каждый, кто знаком с этой бедой, поймет моих близких, для которых он прозвучал как приговор. Это значило, что долгожданный ребенок, которого так любили мама с папой, будет прикован к инвалидному креслу, с каждым годом становясь слабее, потому что все мышцы постепенно атрофируются, переставая держать костный скелет, а в скором времени неизбежно разовьется чудовищный сколиоз, сдавливающий внутренние органы, лишающий возможности дышать… И ничего с этим поделать нельзя, поскольку данное заболевание неизлечимо.

Мне повезло! Господь послал мне замечательных родителей, которые ни на миг не допустили даже мысли о том, что можно оставить меня, не смотря на все трудности. Их любовь и забота сотворили чудо – благодаря им я смогла дожить до 25 лет... Окончила школу и юридический факультет техникума на дому, занялась дизайном и обработкой фотографий. На тот момент у меня уже развился сильнейший кифосколиоз 4-ой степени. Стали беспокоить боли в сердце, частые головокружения из-за недостатка воздуха при малом объеме легких. Каждая простуда, бронхит, пневмония для ослабленного организма могли стать последними…

Луч надежды осветил нашу жизнь, когда в одной из социальных сетей от девушки с точно таким же диагнозом, как у меня, я узнала о финской клинике «Ортон», в которой специалисты с поистине золотыми руками творят чудеса! Оказалось, что мою болезнь хоть и нельзя на сегодняшний день вылечить, но есть возможность значительно улучшить состояние благодаря проведению операции по вживлению титанового каркаса в позвоночник, максимально выпрямить его, тем самым дав возможность внутренним органам нормально функционировать. У меня появилась первая хрупкая надежда, пусть не на полное выздоровление, но на то, что я смогу ЖИТЬ дальше! Быть рядом с близкими, дорогими людьми, заниматься любимым делом! Смогу, наконец, дышать полной грудью!

Важно было сделать первый шаг. Набравшись смелости, я отправила письмо со своей историей специалисту по работе с русскоязычными пациентами Татьяне Виерикко. Сейчас благодарю Господа за то, что подарил мне возможность узнать этого человека, впоследствии сыгравшего важную роль в моей судьбе. Татьяна откликнулась сразу же, попросив прислать фото моей спины, для того, чтобы показать доктору. Он должен был принять решение о приезде на консультацию. Сейчас вспоминаю то жуткое чувство, когда впервые увидела свою спину. Раньше, не в силах смириться с чудовищными изменениями, которые болезнь творила с моим телом, я избегала смотреть на свое отражение в зеркале, а тут… Столкнувшись с проблемой «лицом к лицу», испытала еще больший страх. Деформация была сильнейшей. Отправляя очередное письмо, я молилась, чтобы Господь дал сил и мужества стойко принять отрицательный ответ.

Каково же было мое счастье, когда на следующий день, включив компьютер и открыв почтовый ящик, я обнаружила письмо от Татьяны со словами: «Спасибо, я получила снимок, и доктор одобрил ваш приезд». Конечно, впереди были хлопоты с предстоящей поездкой (раньше мне никогда не доводилось выбираться так далеко от дома, при моих постоянных простудах и ослабленном иммунитете даже поездка на дачу всегда была риском), предстояло лично увидеться с доктором, дождаться окончательного решения, но внутри появилось чувство, что я выбрала правильный путь.

5 августа 2013 года мы отправились на обследование в клинику «Ортон», после которого замечательный специалист, человек с необыкновенно добрым, открытым взглядом и огромным сердцем – профессор Дитрих Шленцка – сказал мне заветное «Да». Меня готовы прооперировать! Слез боли и радости было не сдержать, ведь врачи всегда твердили, что ситуация безнадежна… Всем сердцем говорю спасибо доктору Шленцка за его теплоту, за светлую улыбку, согревшую нас в тот миг! Забыть ее невозможно.

…Операцию назначили на 3 июня 2014 года.

Организационные вопросы заботливо и терпеливо нам помогала решать Татьяна Виерикко. Благодаря вниманию Татьяны и ее мужа Александра мы не чувствовали себя одинокими в чужой стране. Бесконечно благодарны им за это!

2 июня в 8 ч. утра мы приехали в клинику, где нас приветливо встретила русскоговорящая медсестра Анна, проводив в палату до начала предоперационного обследования. Стоит отдельно упомянуть о том, что палаты в «Ортоне» замечательные. Просторные и отлично оборудованные. Помимо удобных кроватей, специально приспособленного душа, wi-fi и всего самого необходимого у нас был телевизор с возможностью просмотра (российских!) каналов… Зная, как сильно переживают за меня папа с мамой по любому поводу и как важно для них хоть немного отвлечься в тяжелые минуты, я страшно обрадовалась этому!

Предоперационное обследование прошло довольно быстро, были сделаны необходимые анализы, спирометрия (измерение объема легких), кардиограмма, томография... Я вновь увидела ставший таким родным взгляд профессора Дитриха... Мы встретились и пообщались с замечательным анестезиологом, специально приглашенным в тот день, поскольку случай требовал особого внимания. Осмотрев меня, он поинтересовался, нет ли у нас каких-либо вопросов и на ответ мамы о том, что мы страшно волнуемся и во всем полностью полагаемся на него и всех специалистов, ободряюще улыбнулся, подняв вверх большой палец правой руки.

В тот момент, когда мы настроились на тревожное ожидание утра, к нам в палату заглянул Александр Виерикко. Человек с отличным чувством юмора, бодрый, оптимистично настроенный, при общении с которым, возникает чувство, что знаешь его давным-давно. Мы долго беседовали. Уверенность, которую вселял Александр, и его моральная поддержка здорово помогли внутренне собраться. Уходя он полушутя-полусерьезно спросил: «Ну, что, завтра в бой?»

…Ночь была относительно спокойной. Рано утром к нам заглянула медсестра. Дала необходимые инструкции. Я приняла таблетку, благодаря которой в операционную могла ехать без страха и волнения. Там меня уже ждали анестезиолог и Александр. Мама с папой остались за дверью… Один из моих главных страхов заключался в том, что мне не смогут так, как нужно, ввести трубку, которая помогает обеспечивать искусственную вентиляцию легких, т.к. из-за особенностей организма рот открывается очень слабо. По этой причине всегда испытываю проблемы, отправляясь к дантисту. Лечить зубы с полуоткрытым ртом крайне сложно. Но все сомнения рассеялись. И эту особенность анестезиолог учел! Тоненькую аккуратную трубочку мне ввели через нос. Одновременно сделав укол, доктор пожелал «Добрых снов» - это последнее, что я услышала…

Открыв глаза в реанимации, увидела маму с папой и Александра Виерикко. «Аня, ты слышишь меня?» - спросил он. Да… Слышала я прекрасно. Как и видела. Меня поразила абсолютная ясность ума после наркоза. В 8 лет дома после удаления аппендицита, ощущения были совершенно иными…

С меня сняли кислородную маску, важно было начать дышать самостоятельно, и это, к счастью, получилось. Ночь в реанимации прошла почти без сна. После операции организм испытывал естественный стресс. Чувствовалась боль в спине. Быстро билось сердце... Но рядом была мама. Ей разрешили остаться со мной, и это здорово успокаивало, помогало чувствовать себя увереннее, в самом прямом смысле давало сил! Помню заботливую медсестру, дежурившую тогда… Она каждую минуту следила за моим состоянием, помогала переворачиваться, принимать обезболивающее, делала необходимые анализы.

На следующий день я почувствовала себя лучше. Даже захотелось кушать. Мне принесли вкусный кисель, который был моментально выпит. К вечеру меня уже перевели в палату… Все шло хорошо, состояние было стабильным. На третий день при помощи физиотерапевта я впервые села на кровати… Никогда не забыть то яркое ощущение, что сидишь ты совершенно иначе, чем до операции. Голова слегка кружилась от непривычной высоты. Раньше я могла видеть перед собой только подоконник и уголок неба из окна, теперь же передо мной открывался вид на двор, зеленые деревья, соседние дома… Я выросла! После стольких лет прожитых в согнутом состоянии, невероятно здорово было это осознавать!

Омрачил радость от нового ощущения результат рентгена, на котором стало заметно, что в легких копится жидкость. Поднялась температура. Слишком долгое время я лежала. В положении сидя необходимо было постоянно делать дыхательные упражнения (дуть в специальную бутылку с трубочкой). Дышать, дышать и дышать... Объем легких заметно увеличился после операции, но для того, чтобы его использовать, организму нужно было к нему привыкнуть. Легким очень важно помочь расправиться. В тот день нас снова навестил Александр (он приходил к нам каждый день), еще несколько врачей, оперировавших меня и профессор Шленцка, в очередной раз успокоивший улыбкой своих добрых глаз... Мне назначили антибиотик и, т.к. я была еще слишком слаба, чтобы кушать самостоятельно, внутривенное питание.

В тот самый день я увидела и Татьяну Виерикко, с которой до сих пор общалась только по электронной почте. Это человек, для которого нет чужой беды. Замечательная женщина, которая искренне сопереживала и волновалась за всех нас. Словно прочитав мои мысли и почувствовав желание ее обнять, Татьяна подошла и сделала это сама, ласково погладив меня по голове. Как же все-таки важно в трудную минуту чувствовать тепло! ...

Через пару дней силы стали возвращаться. Я начала сидеть уже не только на кровати, но и в коляске, правда, опираясь на подушки, но это значило очень много! Теперь я могла кушать сама, чему папа с мамой безмерно радовались. Температура спала. Снова стал появляться аппетит. Кормили в «Ортоне» замечательно! Каждый раз мы приятно удивлялись разнообразию блюд. Заботливым докторам и медсестрам пришлось еще побороться с моим непослушным кишечником, который после наркоза не желал начинать работать, но эту проблему довольно скоро удалось решить. Шов на спине вел себя спокойно. Боли тревожили теперь в основном при смене положения, обезболивающие я принимала дважды в день, этого было вполне достаточно.

Время близилось к выписке. После 10 дней, что мы пробыли в клинике, не верилось, что скоро предстоит отправиться домой… Мне снова сделали рентген. На нем была видна конструкция, поддерживающая позвоночник в правильном положении. Результаты анализов были хорошими. Доктор Шленцка измерил рост. Оказалось, что после операции я выросла на 7,5 см.! Внешне результат был прекрасно заметен, и это здорово вдохновляло. 13 июня мы покинули «Ортон». С надеждой на новую жизнь и тоской о чудесных людях, что окружали нас все это время своим теплом и заботой. Никогда не забуду замечательную команду докторов во главе с профессором Шленцка, анестезиолога, всех тех, кто взял на себя ответственность оперировать меня, не смотря на столь сложный случай! Не забуду внимательный персонал клиники, медсестер, готовых придти на помощь в любую минуту… Всегда буду помнить позитивный настрой, которым делился с нами Александр Виерикко и безграничную доброту Татьяны…

Время летит неимоверно быстро! Ровно месяц прошел со дня операции... Боль в спине беспокоит уже значительно реже. Шов совершенно зажил - осталась лишь тонкая светлая полосочка вдоль всей спины. Никаких дополнительных шрамов, всё очень аккуратно. Новый рост и телосложение помогают чувствовать себя увереннее. Теперь, правда, приходится менять весь свой гардероб, но это скорее приятные хлопоты... Я перестала бояться своего отражения в зеркале!

Мне еще предстоит научиться лучше держать равновесие, не очень уверенно сейчас сижу в «седле»… Из-за смещения центра тяжести порой беспокоит ломящая боль в правой ноге. По словам доктора - мириться с ней придется еще какое-то время, со временем она сойдет на нет. Привыкание к новой позе – вопрос времени, но у меня для этого теперь есть большой стимул. Специалисты клиники «Ортон» подарили мне надежду на новую жизнь.

Подробнее о коррекции сколиоза у пациентов со спинальной мышечной атрофией читайте здесь.